Хроники фестиваля

Валерий Немиров «Кузнецкий рабочий»
№ 48, 49 за 24, 27 апреля 99 г.
Фото: Олег Богульский.

Веселый караван под названием Международный фестиваль

«Джаз у Старой крепости» снова в пути.

Мы все его пассажиры и зрители.

Нас ждет море впечатлений и встреч.

День первый:

Открыл фестиваль «Кузнецкий диксиленд» Олега Зарыпова. Этой музыке больше ста лет. Она, образно говоря, звучала над колыбелью великого Дюка Эллингтона, столетию которого посвящен фестиваль. Но как молодо звучит диксиленд в исполнении новокузнечан. Это очень озорная музыка: нежное блеяние кларнета вдруг прерывает грубое лошадиное ржание трубы, сходят с ума барабан, контрабас и банджо, заходится в экстазе тромбон — Новый Орлеан в День всех Святых. Диксиленд — это праздник улицы, столетие после рождения обосновавшийся в концертных залах.

С «Атласной куклы» Дюка Эллингтона начал свою фестивальную программу вокальный ансамбль «Новокузнецк». Дальше последовала милая сердцу и слуху советская песня в джазовой обработке. За окном печальная весна, а в зале девичьи страдания: «Ой, цветет калина…» И, конечно же, публика не осталась безучастной.

Рояль Александра Смирнова звучал у «Старой крепости» еще в конце восьмидесятых. За прошедшее десятилетие в жизни музыканта многое случалось: он был, к примеру, вторым дирижером в оркестре Раймонда Паулса — а это показатель, как ни крути, класса. И сегодня он востребован в полной мере. Выступал Александр Смирнов в паре с калининградцем контрабасистом Владимиром Родионовым. Холодноватая отстраненность, самоуглубленность и сосредоточенность отличает музыку прибалтов.

На берегу моря острей ощущаешь вечность природы и конечность человеческого бытии. Музыканты словно взвешивают каждый звук, извлекаемый из инструмента. И оттого он становится более емким и весомым. Вязкая раздумчивость о мире и о себе. Но в эту тональность надо попасть.

В противоположность Смирнову Родионову, а может, в дополнение к ним квинтет Олега Петрикова из Новосибирска смотрит на положение дел куда более оптимистично. Это джаз густых и горячих кровей — яркий, вещный, плотский. Это мир, схваченный в целом, без удручающих подробностей.
Новосибирцы «оторвались» на полную катушку Сумасшедшая энергетика их музыки — и ликующий альт-саксофон Турыгина, парящий над всем этим праздником жизни, выдернула зрителей из кресел.     Провожали новосибирцев стоя. И не хотели отпускать, хотя они спешили на поезд…
Расставаться было уже трудно. Хотелось шептать слова любви и услышать что-нибудь в ответ. И музыканты — Берестов, братья Брили, Севостьянов и т. д. — закатили небольшой, но очень симпатичный даем-сейшн в первый же день фестиваля.
0-ro-ro! А что же ждет нас дальше?!

День второй: смятение души

С большой сольной программой на фестивале новокузнецкая вокалистка Ольга Юшкова выступала впервые. Можно сказать дебют, хотя слышали ее неоднократно, в том числе и нынче, в составе ансамбля «Новокузнецк».
В репертуаре — «Сентиментальное настроение» Дюка Эллинпона, «Джорджи Браун», которую пела великая Элла Фицджеральд, и так далее — известные джазовые стандарты.
Исполнять их — почти подвиг, потому что сравнения неизбежны. И они, как правило, в пользу оригинала.   Тут дело такое: если ты попадаешь в ноты, это еще ни о чем не говорит — нужны изюминка, проявление души. И в свете вышесказанного дерзания Ольги вызывают по меньшей мере интерес.

Квинтет молодых Брилей уже успел завоевать популярность в столичной джазовой среде. Их заслуженный папа — профессор Гнесинки Игорь Михайлович Бриль — приезжал к нам в гости четыре года назад. С папой был барабанщик Дмитрий Севостьянов.  Теперь он приехал с сыновьями — за дядьку, наверное.

Молодые Брили высказали очевидную и явную академическую выучку, начитанность прилежных мальчиков из музыкально-профессорской семьи.  И в то же время жгучее стремление выйти на какие-то новые музыкальные горизонты. Делают они это чрезвычайно энергично. Вторая вещь — блюзик в раскачку — заставила выйти из «гостевой комнаты» команду Байрона Лэнда,   явно заинтригованную происходящим.

Третья композиция была пронизана тревожным ритмом: погоня, пульсация крови в висках, смятение души — что угодно.    Мир, постигаемый каждый раз заново, очень непрост. Потому непроста и музыка молодых. Но ведь, не пройдя дорогой исканий, не
станешь мудрым.

День третий: расширение   кругозора

Экзотики в этот день было хоть отбавляй: во-первых, дуэт петербуржцев Вячеслав Гайворонский (труба) — Эвелина Петрова (аккордеон),  во-вторых, нью-йоркский квартет Байрона Лэнда.
Впрочем, со вторыми еще как сказать: то ли они для нас экзотика, то ли мы «во глубине сибирских руд» — для них, живущих в артистической столице мира.
Джазовый аккордеон в любом случае — диковинка. В нашем бытовом восприятии он более всего тяготеет к некой песенной широте, плавности. Будем считать, что Эвелина Петрова эти представления опрокинула.     Ее интерпретации Дюка Эллингтона наши нью-йоркские гости, в частности, восприняли с нескрываемым любопытством.

Джазовые «Пасторали», с отчетливо узнаваемым кудахтаньем и прочими сельскими шумами, русские припевки — озорные,  частушечные, этническая музыка — тягучая, выразительная —  репертуар аккордеона Петровой. В обрамлении деликатной и внимательной трубы Гайворонского — это нечто.
То, что Байрон Лэнд — «чумовой» (цитирую) барабанщик, мы уже знали по прошлому году. Нынче он привез Джеймса Симпсона, пианиста,  которого охотно приглашают в работу такие суперзвезды джаза, как Джордж Бенсон. Очень неплохи Роберт Лэнд, брат и саксофонист,  и контрабасист Шен Макглойн, с его манерой музицировать, закрыв глаза и словно погружаясь в транс. Еще раз отметим лаконичную, мощную и точную работу барабанщика Байрона Лэнда, отменный рояль Джеймса Симпсона.
Контрабас был в меру — в хорошем смысле — незаметен: рабочая лошадка джазовой   композиции. И вполне нью-йоркский уровень саксофониста — напоминаю, что это артистическая столица мира, и мы получили  уникальную возможность получить наисвежайшую музыкальную информацию из первых рук.
А потом вышел Пономарев, Армакост и такое началось…
Разошлись далеко за полночь. Два дня крутейшего джема — подарок для фанов джаза.

 День четвертый:  Джанет Паркер —  «царица  представления»

Четвертый день открыл пианист Эльдар Рзакули-Заде.
Прекрасный, тонкий пианист, в свое время потрясший искушенных парижан. В свою музыку он любовно вплетает нити восточных мотивов — своеобразный арабеск свободного музицирования. Кстати, Эльдар отметил, что все парижские джазовые клубы поместятся в зале «Геликона».  Этот комплимент гостей в ваш адрес был не последним.

А потом был квартет Владимира Тимофеева, игравший авторские композиции. Новосибирск — столица сибирского джаза. Так что мы получили редкую возможность сравнить, что делают у нас, с тем, что играют у них. Мне кажется, замечательный квартет Тимофеева эти сравнения вполне выдерживает. Мощный, энергетический джаз,
подстать нашему менталитету.

Вышедший следом в составе интернациональной команды Берестов (рояль), Армакост (саксофон),  Петриков (контрабас), Кушилкин (барабаны), Валерий Пономарев,  два десятка лет живущий в Нью-Йорке, музыкант даже не с большой, а с громадной буквы, отметил, что для нашей публики играет с большущим удовольствием.

Это лестно. И играли музыканты, как боги.
Но, конечно, все ждали Джанет Паркер. «Царицу представления»,  по выражению Валерия Пономарева.

Она выплыла из дверей «Геликона», по-царски одарив публику воздушным поцелуем. Джанет была потрясающа: сколько грации в общем-то объемной женщине, какое чувство ритма, какая пластика, как она умеет подать себя и музыку, которую поет!

Вначале был роскошный блюз, и показалось, что голос у нее небольшой, но все — в строку, в такт. Но это только показалось: именно так надо было его петь — приглушенно, предельно интимно и чувственно. Любя, не кричат — шепчут.

Увы, это кончилось до безумия быстро — как все хорошее.

Контакты:
г. Новокузнецк, ул. Покрышкина, 4
e-mail: jazzclubhelicon@yandex.ru
Телефон для справок: +7(3843)45-93-23
При копировании материалов с сайта ссылка на источник обязательна.

© 2015 | All Rights Reserved | www.www.jazzhelicon.ru